12 April 2020

Коронакризис атаковал интернет

Онлайн-сервисы, кроме образовательных, пока справляются с нагрузкой, но «цена вопроса» неизбежно вырастет, считает гендиректор Института исследований интернета Карен Казарян.

Вирусный карантин и переход больших масс людей на своего рода «домашний арест» отчасти разгрузил транспорт, но резко увеличил нагрузки на все виды связи, из которых важнейшим в наши дни является интернет. А выдержит ли эта всеобщая Сеть? И если не выдержит, то в чем это выразится?
С корреспондентом «Росбалта» беседует генеральный директор Института исследований интернета Карен Казарян.

— Карен Размикович, чувствуете ли вы, как напрягается Сеть? И насколько возрастает нагрузка?

 — Видите ли, интернет — хоть и взаимосвязанная, но все-таки не единая сущность. У нас есть то, что называется Рунетом — внутренние российские сайты, ресурсы, российские же операторы связи и точки обмена трафиком. Здесь практически все рапортуют о росте порядка 30% в среднем за первую половину марта. На Msk.x, важнейшей московской точке обмена трафиком, крупнейшие показатели.

— Но ведь первая половина марта — это еще даже не карантин?

 — Уже тогда многих из нас начали переводить на удаленную работу. Так что нагрузка растет. Но не сказать, что это шторм, и оборудование не справляется. Пиковые нагрузки достаточно похожи на новогоднюю неделю, когда люди тоже сидят дома, смотрят сериалы и ничего не делают.

Общий объем  трафика, который проходит через сеть операторов связи, увеличивается где-то в полтора раза в год. И тот факт, что это выросло сейчас в начале года по большому счету означает, что «размазанный» рост выскочил в один месяц. Операторы к этому в целом готовы: что-то будет введено раньше, бюджеты будут перераспределены, но с этим они справятся.

Понятно, что многие люди сидят на дачах, где до сих пор не предполагалось серьезного широкополосного доступа. Они пользуются мобильным интернетом. А у него есть фундаментальное ограничение: вы зависите от базовой станции, и если у вас в радиусе 200 км от базовой станции слишком много людей, скорость у вас будет падать.  Но все-таки это не ограничение самой структуры.

Второй момент. Мы, безусловно, очень много смотрим иностранного контента. И если тот же Youtube у крупных российских операторов ставит свои промежуточные «кэширующие» сервера, чтобы облегчить нагрузку на зарубежные каналы связи, то у мелких операторов такой структуры нет, и далеко не у всех западных ресурсов есть такая структура в России.

Не секрет и то, что, например, на Амстердамской главной точке обмена трафиком как раз наблюдаются очень серьезные сетевые нагрузки. И европейские сети не очень хорошо справляются с тем, что происходит. Соответственно, что-то может у нас плохо работать из-за их узких мест.

В-третьих, есть масса наших ресурсов, которые неожиданно стали популярными и не справляются: у них не хватает серверов, мощностей по обработке такого числа пользователей. Все там работает плохо и медленно, но это не связано с сетями связи как таковыми. Это мы наблюдаем чаще всего сейчас.

— А как справляется система образования?

 — Вот здесь, пожалуй, наиболее сложно решаемая проблема. Школьники и их родители сталкиваются с проблемами сервисов дистанционного образования, которые не были рассчитаны на подобные нагрузки. Это требует не просто какого-то количественного увеличения, но и серьезных трудозатрат программистов.

Даже в Москве школы перешли со специализированного интернета, предложенного департаментом образования, на Skype или WhatsApp, потому что они хотя бы работают. Я предполагаю, что это должно стать стимулом для очень серьезного пересмотра всех затрат на дистанционное образование. Надеюсь, какие-то оргвыводы тоже будут сделаны. Придется привлекать людей, которые в этом действительно что-то понимают.

— А на это есть надежда?

 — Ну, дети-то у всех есть, и большинство родителей, даже в престижных  дорогих школах, сталкиваются с неработоспособностью той структуры дистанционного образования, что есть сегодня.

— Можно ли предсказывать рост тарифов на интернет?

 — Вообще-то рост всегда в какой-то степени заложен. У четверки крупных операторов на этот год рост тарифов был заложен на уровне 6%. Это минимальная планка. Дальше сложно прогнозировать.

— Но наше государство вводит бесплатное пользование социально-важными сайтами. Вице-премьер Дмитрий Чернышенко уже заявил о распространении этой социальной политики на мобильный интернет. А кто заплатит?

— Заплатить должны будут либо те компании, которые покупают интернет-каналы — есть масса вполне себе коммерческих сайтов, и возможно, предполагается, что они могут доплатить. Либо заплатят пользователи. Если власть решит, что тот же ресурс «Вконтакте» должен быть бесплатным для всех, то, видимо, модель оплаты интернет-доступа будет очень серьезно пересмотрена. Может быть введена разная тарификация в зависимости от типа контента: скажем, потребителям видео придется платить больше. Либо будут вводить какие-то лимиты на бесплатное потребление, после чего станет обрезаться скорость.

Мобильный интернет, как ни странно, здесь выглядит несколько проще. У его операторов уже есть инфраструктура, которая позволяет по-разному тарифицировать те или иные сайты и контенты — это в проводном интернете ее нет. Но с другой стороны, это большой соблазн для операторов вспомнить о лимитном тарифе, об ограничениях трафика, дополнительных пакетах на другие виды сайтов и т. п. усложнении тарифной линейки.

— А что будет с пресловутым «пакетом Яровой», который и так немало усложнил жизнь операторам?

 — Сложно сказать. Сейчас много идет разговоров об отмене дополнительных обременений. Тем не менее региональные операторы жалуются, что к ним продолжают приходить с проверками и «планами внедрений», несмотря на то, что работы сейчас остановились. Можно это отнести на счет неких инициатив на местах. Пока, мне кажется, все ждут принятия какого-то принципиального решения правительства о каком-то переносе сроков, если не об отмене этих мер.

— И еще вопрос: у нас начинает вводиться система электронных пропусков, всех этих QR-кодов. Как это выглядит на взгляд специалиста?

 — Нет большой проблемы сделать такую систему и даже заставить людей ей пользоваться. Телефоны есть у всех. Другой вопрос: если мы это вводим, мы выстраиваем серьезную большую систему, в которой будут задействованы миллионы людей.

На мой взгляд, вводя подобные правила, вы должны понимать, что, либо вы будете людей очень жестко проверять, либо они найдут способ все это обойти и просто игнорировать. Если русский человек почувствует, что есть какие-то уловки, он ими всегда воспользуется. Одно дело — выдача пропусков для работников отдельных отраслей. Но выдача пропусков всем, кому надо куда-то выйти — по-моему, совершенно бесполезная трата усилий и времени.   
Беседовал Леонид Смирнов
https://www.rosbalt.ru
Posted by "Канадская служба новостей" CNS Non-Profit site. Некоммерческое сообщество журналистов

Valery Rubin

About Valery Rubin

Автор блога-сайта о себе. Валерий Рубин. Инженер, журналист, редактор, блогер, литератор. Родился, учился, женился. Именно в таком порядке. Из Питера. Здесь закончил школу, поступил в Военно-Механический институт. Государство - дай Бог ему здоровья - дало возможность получить повышенную стипендию, а впридачу к ней высшее образование, интересную и престижную специальность. Полжизни отдал работе в "ящиках", командировкам. И где только не побывал. На Крайнем Севере и на Дальнем Востоке, в песках Средней Азии и на берегу Черного моря, на равнинах Балтии и в горах Кавказа. Служил начальником боевого расчета на космодроме Плесецк (секретная информация, не подлежащая разглашению). Земную жизнь пройдя наполовину, купил кота в мешке, сменил профессию и занялся журналистикой. Работал инспектором "Российской газеты" и газеты "Правда" в Северо-Западном регионе, иностранным корреспондентом "Парламентской газеты". Сотрудничал со многими печатными и сетевыми изданиями в России, Израиле и в Канаде.

Subscribe to this Blog via Email :