16 February 2019

Про странную революцию в Венесуэле

«Напишу-ка я про Венесуэлу», – подумалось мне. Она далеко и там непонятно. Вроде как революция, а вроде как – нет.
По нашим представлениям, революция – это когда берут телефон, телеграф, мосты и Зимний. После чего говорят: «Кто здесь временные? Слазь! Кончилось ваше время».

А там – в Венесуэле – две власти. Два президента. Довольно долго уже.

И пока никто никого не уничтожил. Не расстрелял танками. И даже не арестовал.

Непонятно.

Но у меня есть выход. Его подсказывает Мария Захарова из МИД.

Эта дамочка говорит как бы для всего мира, а на самом деле – исключительно для нас. Я думаю, кроме нас, ее, собственно, никто и не слушает.

Вот и я расскажу как бы про Венесуэлу, а на самом деле – про нас. Про нашу власть и пропаганду.

Мне кажется, наша пропаганда устала. Как караул Учредительного собрания. Ей пора на покой.

Приемы отработаны. Клише подобраны. Однообразие зашкаливает.

Мы все давно знаем: если где-то народ хочет сковырнуть президента – это плохо. Россия всегда за обижаемых народом президентов.

Беда в том, что нынешний российский друг – Мадуро – совсем плохонький. По сравнению с ним даже Янукович – титан. Во всяком случае – неплохой парень.

Когда-то, по легенде, американский президент Рузвельт сказал про никарагуанского диктатора Самосу: «Он сукин сын, но это наш сукин сын».

У нас идут дальше. У нас поддерживают любого сукина сына не потому, что он наш, а именно потому, что он сукин сын.

В Венесуэле нищета и голод. Еще год назад там толпа забила камнями корову. Не из нелюбви к животным, а потому что жрать хочется.

Люди в Венесуэле протестуют. И по-моему, это естественно.

Но нас уверяют: ничего подобного. Это американцы устраивают государственный переворот. А народ… Какой еще народ?

Народ всегда любит власть. Даже если есть нечего. Даже если за продуктами приходится ездить в другую страну. Все равно любит.

И ладно бы нам доказывали, что народ всегда должен любить власть. Нет, нам не говорят про «должен». Нам говорят: любит – и точка. Иначе и быть не может. Нигде. Ни в какой стране. Ни в Венесуэле, ни в Северной Корее, ни в России.

Зачем все это? Нас тоже готовят к голоду? Вроде бы рановато.

Ведь можно же по-другому. Можно было – хотя бы для разнообразия – откреститься от друга Мадуро. И говорить как-то так:

Смотрите, в Венесуэле народ недоволен президентом. И хочет его свергнуть. И пусть свергает. Мы не боимся, потому что у нас все совсем не так.

У них – голод, а у нас изобилие продуктов. Они, правда, дорожают, но совсем немножко. И совсем незаметно для населения.

У них – нищета, а у нас, по данным Роскомстата, благосостояние выросло на 0,1%. Или на 0,01%. Короче говоря, выросло.

У них президент разочаровал народ, а наш президент, по данным ВЦИОМ, очень даже крут.

У них президент не особо законен. Мадуро, конечно, выиграл выборы, но только после того, как не допустил на них конкурентов. А у нас – все наоборот. У нас президент всех допустил – и Ксению Собчак, и Явлинского, и Грудинина. И всех их легко обыграл, потому что см. данные ВЦИОМ.

В конце концов, у них бунтует парламент. А наш парламент любит президента больше, чем самого себя. И чем сам президент себя любит.

Поэтому Венесуэла – это Венесуэла, а Россия – это Россия. Ничего общего.

Поэтому пусть они делают, что хотят, а у нас все хорошо.

Можно же и так сказать.

Или нельзя? Или чего-то не сходится? Может, я зря на пропаганду грешу? Может, не в ней дело?


Глеб Сташков
http://gorod-812.ru/

Posted by Канадская служба новостей CNS Non-profit site

Valery Rubin

About Valery Rubin

Author Description here.. Nulla sagittis convallis. Curabitur consequat. Quisque metus enim, venenatis fermentum, mollis in, porta et, nibh. Duis vulputate elit in elit. Mauris dictum libero id justo.

Subscribe to this Blog via Email :