16 February 2019

Про странную революцию в Венесуэле

«Напишу-ка я про Венесуэлу», – подумалось мне. Она далеко и там непонятно. Вроде как революция, а вроде как – нет.
По нашим представлениям, революция – это когда берут телефон, телеграф, мосты и Зимний. После чего говорят: «Кто здесь временные? Слазь! Кончилось ваше время».

А там – в Венесуэле – две власти. Два президента. Довольно долго уже.

И пока никто никого не уничтожил. Не расстрелял танками. И даже не арестовал.

Непонятно.

Но у меня есть выход. Его подсказывает Мария Захарова из МИД.

Эта дамочка говорит как бы для всего мира, а на самом деле – исключительно для нас. Я думаю, кроме нас, ее, собственно, никто и не слушает.

Вот и я расскажу как бы про Венесуэлу, а на самом деле – про нас. Про нашу власть и пропаганду.

Мне кажется, наша пропаганда устала. Как караул Учредительного собрания. Ей пора на покой.

Приемы отработаны. Клише подобраны. Однообразие зашкаливает.

Мы все давно знаем: если где-то народ хочет сковырнуть президента – это плохо. Россия всегда за обижаемых народом президентов.

Беда в том, что нынешний российский друг – Мадуро – совсем плохонький. По сравнению с ним даже Янукович – титан. Во всяком случае – неплохой парень.

Когда-то, по легенде, американский президент Рузвельт сказал про никарагуанского диктатора Самосу: «Он сукин сын, но это наш сукин сын».

У нас идут дальше. У нас поддерживают любого сукина сына не потому, что он наш, а именно потому, что он сукин сын.

В Венесуэле нищета и голод. Еще год назад там толпа забила камнями корову. Не из нелюбви к животным, а потому что жрать хочется.

Люди в Венесуэле протестуют. И по-моему, это естественно.

Но нас уверяют: ничего подобного. Это американцы устраивают государственный переворот. А народ… Какой еще народ?

Народ всегда любит власть. Даже если есть нечего. Даже если за продуктами приходится ездить в другую страну. Все равно любит.

И ладно бы нам доказывали, что народ всегда должен любить власть. Нет, нам не говорят про «должен». Нам говорят: любит – и точка. Иначе и быть не может. Нигде. Ни в какой стране. Ни в Венесуэле, ни в Северной Корее, ни в России.

Зачем все это? Нас тоже готовят к голоду? Вроде бы рановато.

Ведь можно же по-другому. Можно было – хотя бы для разнообразия – откреститься от друга Мадуро. И говорить как-то так:

Смотрите, в Венесуэле народ недоволен президентом. И хочет его свергнуть. И пусть свергает. Мы не боимся, потому что у нас все совсем не так.

У них – голод, а у нас изобилие продуктов. Они, правда, дорожают, но совсем немножко. И совсем незаметно для населения.

У них – нищета, а у нас, по данным Роскомстата, благосостояние выросло на 0,1%. Или на 0,01%. Короче говоря, выросло.

У них президент разочаровал народ, а наш президент, по данным ВЦИОМ, очень даже крут.

У них президент не особо законен. Мадуро, конечно, выиграл выборы, но только после того, как не допустил на них конкурентов. А у нас – все наоборот. У нас президент всех допустил – и Ксению Собчак, и Явлинского, и Грудинина. И всех их легко обыграл, потому что см. данные ВЦИОМ.

В конце концов, у них бунтует парламент. А наш парламент любит президента больше, чем самого себя. И чем сам президент себя любит.

Поэтому Венесуэла – это Венесуэла, а Россия – это Россия. Ничего общего.

Поэтому пусть они делают, что хотят, а у нас все хорошо.

Можно же и так сказать.

Или нельзя? Или чего-то не сходится? Может, я зря на пропаганду грешу? Может, не в ней дело?


Глеб Сташков
http://gorod-812.ru/

Posted by Канадская служба новостей CNS Non-profit site

Valery Rubin

About Valery Rubin

Автор блога-сайта о себе. Валерий Рубин. Инженер, журналист, редактор, блогер, литератор. Родился, учился, женился. Именно в таком порядке. Из Питера. Здесь закончил школу, поступил в Военно-Механический институт. Государство - дай Бог ему здоровья - дало возможность получить повышенную стипендию, а впридачу к ней высшее образование, интересную и престижную специальность. Полжизни отдал работе в "ящиках", командировкам. И где только не побывал. На Крайнем Севере и на Дальнем Востоке, в песках Средней Азии и на берегу Черного моря, на равнинах Балтии и в горах Кавказа. Служил начальником боевого расчета на космодроме Плесецк (секретная информация, не подлежащая разглашению). Земную жизнь пройдя наполовину, купил кота в мешке, сменил профессию и занялся журналистикой. Работал инспектором "Российской газеты" и газеты "Правда" в Северо-Западном регионе, иностранным корреспондентом "Парламентской газеты". Сотрудничал со многими печатными и сетевыми изданиями в России, Израиле и в Канаде.

Subscribe to this Blog via Email :