20 February 2018

Почему в Южной Корее так редко говорят "я", "мне", "мое"

By  

"Ури" - это не просто особенность словоупотребления, это часть культурного канона, отражающая саму сущность этой нации, рассказывает корреспондент BBC Travel, родившаяся в Южной Корее, выросшая в США и вернувшаяся на родину, чтобы понять свои корни.
"Наш муж - тоже учитель", - сказала мне моя новая коллега, громко прихлебывая суп.



Поскольку рядом с ней сидела другая коллега (и тоже громко прихлебывала), я посмотрела на них с удивлением. Может, я ослышалась? Или чего-то не поняла? Или обе эти женщины замужем за одним мужчиной?

Заметив мой взгляд, вторая коллега объяснила: "Она говорит о своем муже. В Корее мы часто говорим "наш" или "мы" вместо "мой" или "я"".

Мы сидели в набитой людьми столовой средней школы для девочек "Мэ-Хян", моего нового места работы, и пытались хоть немножко познакомиться друг с другом между четвертым и пятым уроками.

Я безуспешно старалась поймать кусочек кимчи скользкими металлическими палочками для еды. И так же безуспешно - понять эту особенность корейского языка.

Шла моя первая неделя жизни в Сувоне, где я приступила к работе в качестве учителя английского языка.

Я только что закончила университет в штате Висконсин (США), это была моя первая работа за рубежом, и я была невероятно этим взволнована. Я тогда еще не знала, что Республика Корея станет моим домом на ближайшие четыре года.

И все эти годы корейское "ури" - "наш", "мы" - возникало в моей жизни снова и снова. Из всех слов, значение которых мне объясняли мои корейские знакомые и друзья, это произвело на меня самое сильное впечатление и оставило след в моей душе.

Потому что, как выяснилось, ури - это не просто особенность словоупотребления, это часть культурного канона, отражающая саму сущность этой небольшой нации.

"Корейцы говорят "ури", "наш", когда что-то принадлежит целой группе людей или общине - или когда многие члены этой группы или общины обладают такой же или похожей вещью, - сказал мне в интервью Беом Ли, профессор корейского языка Колумбийского университета. - Корни этого - в нашей коллективистской культуре".

"Мы" - это корейская коллективная идентичность, и его никак не заменить местоимением "я"
Общинные ценности корейского народа связаны с небольшим размером нации, этнически однородным составом населения страны и страстным национализмом.

Здесь дом - даже если ты купил его - не твой, а наш. Компания, в которой я работаю, - не моя, а наша. Школа, где я учусь - не моя, а наша. И моя семья - это наша семья.

Даже если я лично чем-то владею или нахожусь с кем-то в личных отношениях, это не значит, что другие не обладают чем-то похожим или не разделяют подобный жизненный опыт. Таким образом, сказать "мое" - значит показать себя эгоистом.

"Моя жена" звучит так, как будто во всей Корее ни у кого, кроме тебя, нет жены
"Корейцы всегда говорят "наша страна", а не "моя страна". "Моя страна" для нас звучит странно, как будто страна у тебя в собственности, - объяснил мне Ли. - А "моя жена" звучит так, как будто во всей Корее ни у кого, кроме тебя, нет жены".

Кроме того, культурный коллективизм, свойственный этой стране, - свидетельство влияния древних идей конфуцианства.

Нынешняя Южная Корея - демократическое общество, без династий и классовой иерархии, но здесь по-прежнему сильна конфуцианская этика: быть почтительным к старшим, доброжелательным ко всем окружающим, ставить общественное выше личного.

Как подчеркивает профессор культурологии Бостонского университета Чве Хи Ан, "мы" - это корейская коллективная идентичность, и его никак не заменить словом "я".

"Нет четкой границы между словом "я" и словом "мы", - пишет профессор в своей книге "Постколониальная идентичность". - В употреблении эти слова часто взаимозаменяемы - точно так же и идентичность "мы" и "я" тоже порой взаимозаменяема. Значение "мы" и "я" может быть разным как в разговорном корейском языке, так и в сознательном и бессознательном каждого корейца".

Общинные ценности корейского народа связаны с небольшим размером нации, этнически однородным составом населения страны и страстным национализмом
Вскоре после того как я начала работать в корейской школе в качестве единственного в ней учителя - носителя английского языка, я стала и единственным учеником корейского языка - не корейцем.

Мои учителя, стайка хихикающих девчушек в красной школьной форме, ждали меня в классе после уроков - с учебниками, словарями, табличками со словами и широкими улыбками во все лицо.

"Ты ученица, такая же, как мы!" - говорили они. "Да, я ученица", - улыбалась я им в ответ.

Но не только мои ученицы стремились стать моими преподавателями. Таковыми были мои коллеги, начальники, соседи, люди, у которых я снимала квартиру, и даже шофер такси, продавец или бармен.

Все они пользовались возможностью научить меня чему-то из их родного языка. Языка, который когда-то был и моим родным, но вдруг перестал им быть после того, как меня, ребенка, усыновили и увезли в США.

"Ты же кореянка, - говорили мне. - Очень важно, чтобы ты говорила на языке, на котором говорят корейцы".

Значение "мы" и "я" может быть разным как в разговорном корейском языке, так и в сознательном и бессознательном каждого корейца
Быть корейцем означает знать корейский язык. Понять эту страну означало для меня и понять саму себя.

Поначалу эта концепция была для меня не очень очевидной, но постепенно становилась все ясней и ясней - по мере того как я пропитывалась традиционной корейской сплоченностью.

…XV век в Корее был золотым временем для императорской династии Чосон, которая в общей сложности правила на протяжении пяти столетий. Среди ее обширного научного и культурного наследия - корейский алфавит.

До этого корейцы записывали свои слова китайскими иероглифами. Но классическая китайская система письма была слишком элитарной (использованию китайских иероглифов было очень трудно научиться простым людям) и к тому же не подходящей для сложной корейской грамматики.

И в 1443 году по заказу четвертого царя династии Чосон Сечжона Великого группа корейских ученых создала Хангыль - фонематическое письмо корейского языка.

Хангыль - один из немногих алфавитов, созданных искусственно. Идея была в том, что его будет легко выучить, он будет понятен и аристократам, и крестьянам.

В сегодняшней Южной Корее 9 октября празднуют День Хангыля (в КНДР - 15 января). Президент Республики Корея Мун Чжэ Ин в прошлом году написал в этот день в "Фейсбуке": "Самое прекрасное в Хангыле то, что он придуман для людей. Намерения царя Сечжона при создании Хангыля вполне соответствуют идеям нынешней демократии".

По словам президента, созданный в XV веке алфавит помог корейцам разных сословий объединиться в культурной идентичности. "Хангыль - важнейшее общественное достояние, объединяющее наш народ".

Для библиотекаря Чве Ын Кён из Сеула английский язык всегда был каким-то странным. Она вспоминает, как поначалу, когда она еще ребенком приступала к изучению английского, этот язык казался ей холодным и даже эгоистичным.

Если корейский язык был создан для того, чтобы быть общинным, то английский казался чересчур индивидуалистичным. Все крутилось вокруг "моё" и "мне", говорит она.

Как отмечает профессор корейского языка Гавайского университета Сон Хо Мин, в американской культуре "мое", "мне" и "я" существуют как самостоятельные субъекты. Но в корейской культуре всё не так.

Межличностные отношения у корейцев по-прежнему крепко привязаны к коллективистским идеалам
"В то время как американцы обычно отличаются эгалитарным и индивидуалистическим самосознанием, высоко ценят личную самостоятельность, межличностные отношения у корейцев по-прежнему крепко привязаны к коллективистским идеалам и иерархическим отношениям в обществе, и ценится здесь прежде всего зависимость друг от друга", - пишет Сон Хо Мин в своей книге "Корейский язык в культуре и обществе".

Когда библиотекарь Чве Ын Кён познакомилась со своим будущим мужем, американцем Джулио Морено, контраст между двумя способами культурной коммуникации был разительным.

Учитель английского и блогер Морено вспоминает, как его ученики в разговоре между собой употребляли выражение "наша мама". "Это очень сбивало с толку, - смеется Морено. - Я думал: они что - все родственники?"

Когда ты изучаешь другой язык, ты должен и думать по-другому
Для корейцев, изучающих английский (и наоборот), один из самых трудных моментов - понять, как правильно употребляются местоимения единственного и множественного числа, подчеркивает профессиональный переводчик Кюнг Хва Мартин.

По большому счету, изучение любого иностранного языка подразумевает взгляд на мир с другой точки зрения.

"Язык и культура интегрированы друг в друга. Язык отражает культуру, а культура - язык, - говорит Мартин, который переехал из Сеула в штат Вирджиния. - Когда ты изучаешь другой язык, ты должен и думать по-другому".

Мне это далось непросто. Одна половина моей личности ценила американскую независимость и исключительность, а в другой просыпался корейский коллективизм. И я не знала, как примирить в себе это раздвоение.

Это часто имело не самые приятные последствия, но то огорчение, которое я временами читала в глазах своих новых друзей и знакомых, ни в коем случае нельзя было путать с осуждением. Это было врожденное стремление к единству.


Таков урок, о котором я порой забываю, но знаю - ури при случае мне об этом напомнит.
Энн Бейб
BBC Travel
BBC
Posted by Канадская служба новостей CNS Non-profit site

Valery Rubin

About Valery Rubin

Author Description here.. Nulla sagittis convallis. Curabitur consequat. Quisque metus enim, venenatis fermentum, mollis in, porta et, nibh. Duis vulputate elit in elit. Mauris dictum libero id justo.

Subscribe to this Blog via Email :