24 March 2016

Приговор Пилата: надпись над головой распятого Иисуса

By  

В последовательности событий, которые отмечают dies paschales, - как о них  повествуется в Евангелиях, - есть одна деталь нормативно-правового характера, которая часто не учитывается должным образом древними и современными комментаторами.
Здесь мы имеем в виду обязательное требование тогдашнего процессуального права: это надпись, которая в виде таблички  - сначала повешенная на шею, а затем расположенная в непосредственной близости от Креста - должна была сопровождать путь Иисуса из Назарета от синедриона до Голгофы.
Евангелия, хотя и с явными различиями в изложении деталей, сообщают о тексте, написанном по приказу Понтия Пилата, хотя и без упоминания его правовой функции.

В римской уголовной процедуре предполагалось, что в случае признания виновности обвиняемого и вынесения приговора судья должен был продиктовать titulus – который затем писали на табличке - то есть основание для вынесения приговора и имя осуждённого.

Самое подробное описание этого эпизода находится в Евангелии от святого Иоанна, который не случайно считается очевидцем описанного события: «Пилат же написал (scilicet, заставил написать) и надпись, и поставил на кресте. Написано было: Иисус Назорей, Царь Иудейский. Эту надпись (titulus/títlos) читали многие из Иудеев, потому что место, где был распят Иисус, было недалеко от города, и написано было по-еврейски, по-гречески, по-римски» (Ин 19, 19-20).

В синоптических Евангелиях упоминание об этой надписи представлено более кратко, с некоторыми отклонениями от версии апостола Иоанна, в том числе и в  отношении самого текста надписи и её наименования. Матфей (27: 37-38) сообщает: «и поставили над головою Его надпись, означающую вину Его: Сей есть Иисус, Царь Иудейский»; Марк (15, 26), самый лаконичный, отмечает, что «и была надпись вины Его: Царь Иудейский»;  и, наконец, Лука (23, 38) сообщает: «И была над Ним надпись, написанная словами греческими, римскими и еврейскими: Сей есть Царь Иудейский».

Римское уголовное право, функциональность и техника исполнения эпиграфического продукта могут позволить понять более чётко роль и значение включения эпиграфического текста во время последнего события Страстей Христовых.

В первую очередь с технической точки зрения объективно невозможно предположить размещение надписи на верхней части креста в форме так называемого тау).
Неслучайно в позднейшей изобразительной традиции, как правило, представлен так называемый «латинский крест», единственный, к которому можно было прикрепить надпись. В иконописной традиции начиная с V века эта надпись изображается именно в виде прямоугольной таблички, расположенной в верхней части вертикальной стойки Креста, которая по длине превосходит горизонтальную ось, то есть patibulum.

Во-вторых, учитывая, что это был текст на трёх языках (греческом, латинском, иврите), надпись, вероятно, должна была занимать, по крайней мере, три строки. В соответствии со своей функцией (в том числе и юридической) она должна была содержать полное имя осуждённого и обвинительное заключение. Исходя из этого, нет никакой причины, которая могла бы оправдать использования акронима - такого, как например INRI. Но всё же именно такую надпись воспроизводила последующая изобразительная  традиция, хотя в более древних свидетельствах имеется форма - также сокращённая – «Rex Ivd» («Царь Иудейский»), написанная на прямоугольной табличке и помещенная над головой Иисуса. Примером тому служит рельеф из слоновой кости в Британском музее, восходящей к 420-430 гг. В данном случае предлагается краткая версия надписи, приведённая Марком (15, 26) и Лукой (23, 38): в ней не упоминается ни имя осужденного (Iesus), ни Его этническая принадлежность (Nazarenus).

Если, наконец, как указано в Евангелии от святого Иоанна, «эту надпись читали многие из Иудеев», можно с полным основанием предположить, что надпись была расположена на видном месте. Исключая, что речь могла идти о надгробной надписи, можно допустить, что эта табличка имела временный характер. Иными словами, её не предполагалось хранить после использования, и поэтому её писали, вероятно, на деревянной подставке. Ставили её или у подножия креста, или - более вероятно - вешали на шест, поставленный сбоку или позади креста, и немного выше по отношению к нему, так, что казалось, что табличка помещена над головой распятого.

Это расположение было, однако, более поздним, и оно отличалось от положения, применявшегося в момент суда над Иисусом, - не приведенного в Евангелиях, но предусмотренного римскими законами. В соответствии с ними надпись с обвинительным заключением должна было оставаться висеть на шее осужденного всё время, пока он шёл к месту казни, где её затем снимали и помещали на другую опору, рядом с крестом или выше него.

Это то, о чём можно догадаться из сравнительного чтения евангельских отрывков: Матфей пишет: «поставили над головою Его надпись», а Лука: «была над Ним надпись». Следовательно, это не обязательно следует понимать буквально, как это было предложено в переводе иерусалимской Библии - «над Его головой», но, возможно, просто выше или в непосредственной близости от распятия. Марк об этом не упоминает; Иоанн сообщает: «Пилат же написал и надпись, и поставил [её] на кресте».

Эти данные, хотя и не соответствуют друг другу, однако оправдывают гипотетическую реконструкцию надписи, висящей на шесте, поставленном позади или рядом с Крестом. Это решение также подсказывает само строение инструмента пыток, который представлял собой Т-образный крест, во всём соответствовавший форме креста, который в то время использовался для казней в римском мире.
Radiovaticana.va

(Карло Карлетти)

Posted by Institute for Research and Information(IRI)
link to the Canadian Panorama is required

Valery Rubin

About Valery Rubin

Author Description here.. Nulla sagittis convallis. Curabitur consequat. Quisque metus enim, venenatis fermentum, mollis in, porta et, nibh. Duis vulputate elit in elit. Mauris dictum libero id justo.

Subscribe to this Blog via Email :